Что такое реляционный психоанализ?
Реляционный психоанализ – это современная психоаналитическая перспектива, подчеркивающая значимость реальных человеческих отношений в формировании личности, психопатологии и в лечебном процессе.
Реляционное движение возникло в США в 80-е годы прошлого века. Реляционные аналитики первого поколения были выходцами из других психоаналитических традиций: интерперсонального психоанализа, психологии самости и подходов в рамках теорий объектных отношений. Отражая влияние научных, социальных и философских веяний того времени (теория привязанности, исследования младенцев, феминистическое движение, перспективизм и конструктивизм в философии), они обеспечили критику существующим психоаналитических моделям и переосмыслили теорию и практику психоанализа.

Разнообразие взглядов, которые привнесли за собой первые реляционисты, обусловило полифонию позиции в рамках этой традиции. Таким образом реляционный психоанализ не представляет собой единой модели и не сводится к унифицированному набору организующих принципов. Это, скорее, перспектива, чем теория. Общая почва, на которой могут произрастать разнообразные теоретические и клинические модели.

Это становится возможным за счет присущего ей диалектического мышления, которое выходит за пределы дихотомий сознательное/бессознательное, внутрипсихическое/межличностное, индивидуальное/социальное, реальные отношения/воображаемые отношения, конфликт/дефицит и др., которые ставили во главу угла лишь одно из измерений человеческого опыта. Реляционная теория создает пространство, в котором могли бы одновременно со-существовать противоположности, во взаимном напряжении и чередовании друг с другом в качестве фигуры и фона.

Несмотря на множественность и разнообразие реляционных голосов, все они пронизаны общими постмодернистскими философскими допущениями. Так, например, гносеологическая позиция реляционного терапевта (как субъекта познания) располагается исключительно «внутри» терапевтических отношений и собственной субъективности (которая объявляется «непреодолимой»). Реляционный психоанализ является радикальной теорией поля, в которой у терапевта отсутствует точка, из которой он мог бы иметь доступ к незамутненной объективной картине происходящих в терапии процессов.

Конструктивистские положения говорят нам о том, что не существует готовой истины, которую мы открываем вместе с клиентом. Существует множественность «истин» (конструкций, перспектив), которые совместно-создаются в каждый момент времени внутри специфической аналитической диады. Любое понимание контекстно-зависимо и является предметом переговоров.

Такую позицию не следует путать с релятивизмом. Для реляционного аналитика внешняя реальность существует. Но она недоступна для нас как таковая. В нашем распоряжении лишь многочисленные интерпретации действительности, субъективные ракурсы на реальность.

На уровне теории психического развития реляционная перспектива подчеркивает важность фактических взаимоотношений со значимыми другими для формирования самости. Это отличает ее от тех психоаналитических подходов, где во главе стоят эндогенные влечения, а человеческим отношениям отводится второстепенная роль.

Самость понимается не как унитарная единица. Скорее, она образуется множеством отдельных, непрерывно сменяющих друг друга в разных межличностных контекстах состояний. Соответственно и в терапии мы имеем дело с множественными конфигурациями отношений, возникающих между разными состояниями самости терапевта и клиента.
Самость в реляционной традиции не является унитарной, изолированной и самодостаточной системой. Мы постоянно находимся под формирующим влиянием окружающих контекстов. Это не значит, что не существует внутренних устойчивых наклонностей; но то, что они недоступны нам в чистом виде. Поэтому в кабинете мы имеем дело лишь с продуктами нашего взаимодействия, все феномены – совместно-созданные. Терапевтические отношения образуют аффективную, когнитивную и интерактивную систему, отдельные элементы которой доступны обоим участникам, а другие диссоциированы в каждом из них.

Вышеперечисленные положения меняют способы бытия терапевта в отношениях с клиентом. Терапевтические отношения понимаются как взаимные (они образуют систему взаимного влияния и регуляции), но ассиметричные (в плане разделения ролей и ответственности). Реляционный аналитик свободно и креативно использует свою субъективность, располагаясь в позиции наблюдающего участника возникающих и развивающихся отношений, внутри которых он позволяет себе быть замеченным и измененным,перемещенным, разрушенным и пр.

Реляционные психоаналитики отвергают некоторые традиционные психоаналитические концепты (например, как зависть к пенису, влечение к смерти и др.) и переосмысляют другие (например, перенос, Эдипов комплекс). На уровне практики – вместо классического психоаналитического фокуса на переносе и его разрешении как основе терапии, реляционный подход акцентирует внимание на центральной роли разыгрываний, которые вовлекают как терапевта, так и клиента; и прогресс в терапии зависит от обнаружения и разрешения этих разыгрываний.

Среди ведущих реляционных мыслителей можно выделить Стивена Митчелла, который впервые синтезировал реляционные идеи и создал платформу для их последующего развития, Льюиса Арона с его разработкой различных измерений взаимности в аналитических отношениях, а также акценте на исследовании, как переживается пациентом субъективность аналитика, Филиппа Бромберга с его идеями о травме, диссоциации и множественных состояниях самости, Роберта Столороу с его теорией интерсубъективности и контекстуально-феноменологической перспективой, Джессику Бенджамин с идеями о взаимном признании и психоаналитическом Третьем, Ирвина Хоффмана с диалектико-конструктивистской перспективой на психоаналитический процесс и многих других.


Made on
Tilda